Два противоположных подхода в решениях Судов относительно одной и той же проблемы.

Речь в данной статье пойдёт о применения Судами положений норм п. 4 ст. 213.25 и п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве при реализации общего имущества супругов.

   Вообще то в соответствии с п. 4 ст. 213.25 Закона о банкротстве в конкурсную массу может быть включено имущество гражданина, составляющее его долю в общем имуществе, на которое может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским и семейным законодательствами Российской Федерации.  Своё требование кредитор вправе предъявить на выделение доли гражданина в общем имуществе для последующего обращения взыскания  на эту долю.

    Однако согласно п. 7 ст. 213. 27 Закона о банкротстве: - имущество гражданина, принадлежащее ему на праве общей собственности с супругом или бывшим супругом, подлежит реализации в деле о банкротстве гражданина по общим правилам, предусмотренным настоящей статьей. В таком случае в конкурсную массу  должна включаться часть средств полученная от реализации общего имущества супругов или бывших супругов, которая соответствует доле гражданина-банкрота в таком имуществе, остальная часть этих средств выплачивается супругу или бывшему супругу.  Супруг или бывший супруг имеет право участвовать в деле о банкротстве такого гражданина при решении вопросов, связанных с реализацией их общего имущества.

 

     Иногда в исследовательских работах встречаются намеки на коллизионность данных норм, например:

-  «Коллизионность норм п. 4 ст. 213.25 и п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве сегодня не позволяет с точностью определить, необходим ли выдел доли супруга-банкрота из общего имущества в целях его дальнейшей продажи в рамках процедуры реализации имущества должника либо следует выставлять такое имущество единым лотом с последующей компенсацией небанкротному супругу стоимости его доли»  или

- «…данные нормы не позволяют прийти к однозначному выводу при решении вопроса о порядке реализации общего имущества супругов…подлежит ли реализации в деле о банкротстве гражданина только имущество, составляющее долю должника (как сказано в п. 4 ст. 213.25), или все общее имущество (как сказано в п. 7 ст. 213.26)».

    Скорее всего  как таковой коллизии между указанными нормами права нет, поскольку они регулируют разные правоотношения: в случае ст. 213.25 - между долевыми собственниками, как правило не являвшимися супругами, а в случае с п. 7 ст. 213.26 – это взаимоотношения между супругами или бывшими супругами.

    Тем не менее, подобная судебная практика имеет место быть, в том числе на уровне Окружных Судов, и она поддерживает применение п. 4 ст. 213.25 к отношениям между бывшими супругами.

     Обоснованием такого подхода для Судов является Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 N 48 "О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан" , где в абз.4 п.7.  указано, что: - обращение взыскания на имущество, принадлежащее на праве общей собственности гражданину-должнику и иным лицам, не являющимся супругом (бывшим супругом) должника, в процедурах банкротства производится в соответствии с общими положениями п. 4 статьи 213.25 Закона о банкротстве, без учета особенностей, установленных п. 7 статьи 213.26 Закона о банкротстве.

   Даже  при наличии в материалах дела судебного акта о разделе имущества и определении долей супругов, Суды делают вывод, что общая совместная собственность супругов на спорное имущество прекращается, и положения п. 7 статьи 213.26 Закона о банкротстве, регулирующие реализацию имущества, принадлежащего должнику на праве общей совместной собственности с супругом или бывшим супругом, в данном случае применению не подлежит.

 

      Примеры:

-  Арбитражный Суд Северо-Западного округа — Постановление  от 29.10.2020 N Ф07-11309/2020 по делу N А13-2000/2017 ;

-   Арбитражный Суд Дальневосточного округа -  Постановление от 12.08.2021 N Ф03-4088/2021 по делу N А51-12969/2016.;

-   Десятый Арбитражный апелляционный Суд -  Постановление  от 02.08.2021 N 10АП-13830/2021 по делу N А41-14107/2016.

     Такой подход представляется спорным, он  противоречит прямому толкованию п. 7 статьи 213.26 Закона о банкротстве.

     Положение абз. 4 п. 7 Постановления Пленума N 48, упомянутое выше, прямо указывает, что режим п. 4 статьи 213.25 Закона о банкротстве применяется только в отношении имущества, принадлежащего на праве общей собственности гражданину-должнику и иным лицам, не являющимся супругом или бывшим супругом должника.

   Пленум, относительно п. 7 статьи 213.26, не дает конкретики, о какой собственности идет речь о совместной или долевой , указывается лишь термин «общая собственность», в подтверждение того, что в целях реализации общего имущества супругов не имеет правового значения. какой вид общей собственности.

      Вывод: имущество,  которое имеет фактор совместной собственности супругов в прошлом, подлежит реализации в порядке, установленном п. 7 статьи 213.26 Закона о банкротстве, то есть оно продается целиком с последующей выплатой супругу (не должнику), денежных средств в сумме, соответствующей размеру его доли.

 Примеры из судебной практики:

-  Арбитражный Суд Поволжского округа - Постановление   от 06.08.2019 N Ф06-34105/2018 по делу N А57-16007/2017;

-  Арбитражный Суд Восточно-Сибирского округа -  Постановление от 08.10.2020 N Ф02-4056/2020 по делу N А19-6562/2019;

-   Арбитражный Суд Волго-Вятского округа -  Постановление  от 07.07.2021 N Ф01-2896/2021 по делу N А43-5205/2016.

      Значит, применительно к общей собственности супругов (совместной и долевой) подлежит применению п. 7 статьи 213.26 Закона о банкротстве, независимо от наличия решения Суда о разделе имущества и определения долей.

Благодаря слаженной работе нашего коллектива, гибкой системы вознаграждения партнеров и агентов, а также опыту и компетентностью специалистов компании, наша фирма может гарантировать Вам как качественные услуги в сфере банкротства, так и дополнительный доход.
Запишитесь на бесплатную консультацию прямо сейчас!